Военные уроки - стратеги и тактики

Re: Военные уроки - стратеги и тактики

Сообщение bobr » 24 июн 2011, 02:25

Военные историки послевоенной поры считают, что наиболее эффективной формой поддержки сухопутных войск была высадка морских оперативных и тактических десантов, которых за годы войны было осуществлено в общей сложности 123.

но и встретить нападение противника, что, несомненно, является уникальным шагом Николая Герасимовича; ибо ни один советский военачальник не додумался готовить вверенные ему особые военные округа, армии, корпуса и дивизии к обороне. Ведь в соответствии со стратегическим планом «Гроза» Красная армия должна была нанести фронтальный удар от Балтики до Черного моря по Европе, не обороняться, а наступать. Благодаря Николаю Герасимовичу Кузнецову ВМФ имел четкие установки по вопросу применения сил флота в перспективе любой войны, будь она наступательной или оборонительной. «Для меня бесспорно одно: И. В. Сталин не только не исключал возможность войны с гитлеровской Германией, напротив, он такую войну считал неизбежной… И. В. Сталин вел подготовку к войне — подготовку широкую и разностороннюю, исходя из намеченных им самим… сроков». Эти слова есть в книге Н. Г. Кузнецова «Накануне».

Кузнецову вспомнился разговор у Сталина, связанный с гибелью подводной лодки «Д-1» — «Декабрист». Она была первенцем советского подводного кораблестроения и головным кораблем из серии в шесть единиц, носящих революционные имена от «Народовольца» до «Якобинца». Именно с ПЛ «Д-1» была развернута крупномасштабная для мирного времени программа подводного кораблестроения, когда менее чем за 10 лет было построено 250 подлодок разных проектов. Поэтому гибель головного корабля этой программы воспринималась очень болезненно. Сталин приказал искать лодку и сам же позвонил Головко, продублировав собственный приказ. Тогда Кузнецов в присутствии начальника ГМШ адмирала Галлера (уже отстраненного от должности, но еще не передавшего дела адмиралу Исакову) доложил, что, скорее всего, произошла какая-то роковая ошибка или просчет, допущенный командиром лодки капитан-лейтенантом Ельтищевым. В результате он не справился с управлением и не сумел удержать лодку на предельной глубине, и ее раздавило давлением воды.

— Па-а-ачему не справился? — Сталин заговорил с резким грузинским акцентом, что говорило о надвигающемся разносе.

Но, очевидно, собрав свою волю в кулак, он, пронизывая адмиралов жестоким взглядом, спокойно приказал начать тщательное расследование; и воздержался от «строгих оргвыводов». Кузнецову и Галлеру было «поставлено на вид», адмирал Головко получил «строгий выговор». Воспользовавшись этим, адмиралы осмелились и перешли в контратаку, заявив Генсеку, что на флоте острая нехватка личного состава. Галлер попытался сказать, что весь мобилизационный резерв забирает Красная армия, а флоту… его тут же одернул за рукав Кузнецов. Но Сталин, явно услышавший слова отстраненного начальника ГМШ, со свойственной ему гениальностью решил вопрос, словно и не заметив выпада: специалистам срочной службы увеличить срок службы на флоте до 5 леті А в случае, когда придет время увольнения сразу двух возрастов, увеличить до 7 лет.

Галлер являлся сторонником грандиозной сталинской программы создания сверхмощного флота, с помощью которого вождь всех времен и народов стремился достичь окончательной победы над империалистами. И сталинское решение о временном прекращении закладок новых кораблей болезненно было воспринято Галлером.

— Почему вы, товарищ Кузнецов, так безответственно относитесь к нашим партийным кадрам? Почему вы в помощь товарищу Исакову не послали группу работников Главного управления политической пропаганды? Вы что думаете, что без контроля партии вы будете творить все, что вам вздумается?

Зная, что происходит в его окружении и подавляя в себе всякое эмоциональное желание высказаться, Николай Герасимович спокойно и твердо ответил:

— Товарищ Берия, я принял решение отправить на Черноморский флот группу работников Главного управления политпропаганды во главе с бригадным комиссаром Азаровым. Полагаю, эта кандидатура вас вполне удовлетворит.

— Хорошо, — миролюбиво ответил голос в трубке, — думаю, товарищ Сталин будет доволен вашим решением.

Кузнецов знал, что Илья Ильин Азаров получил инструкцию у наркома внутренних дел. Так вот, инструкция та заключалась в том, чтобы проводить работу с политработниками, научая их, что в случае начала войны каждый политработник должен применить личное оружие, если командир флота, получив приказ о вступлении в боевые действия, по каким-либо мотивам откажется его исполнять. Безусловно, для Николая Герасимовича сей приказ в отношении «непокорных» командиров не составлял особого секрета… Правда, спустя годы адмирал Азаров во всеуслышание говорил, что получил он инструкцию иного рода: рассказывать политработникам, что «на случай нападения Германии приводится в готовность оружие…»; между тем положение у Азарова тогда и впрямь было сложное. Дело в том, что приводить оружие в готовность следовало… после объявленного в прессе и по радио сообщения ТАСС от 14 июня 1941 г., категорически отвергавшего слухи о возможности войны, объявлявшего любые слухи провокационными.

Командующий Черноморским флотом Ф. С. Октябрьский на полном серьезе высказывал мнение, что главная угроза исходит от немецких подлодок, которых, по его мнению, «притащили в Черное море, видимо, не один десяток»; что ж, у страха глаза велики настолько, что и сам командующий ЧФ, поверив в это, стал запугивать наркома ВМФ Кузнецова. Заверяя последнего, что, якобы по данным разведки ЧФ, в Черном море вот-вот появятся все силы итальянского флота. Он так и докладывал наркому: «…сейчас точно установлено, что на Черноморском театре у наших военно-морских баз работает минимум 10–12 немецких подводных лодок».

Несомненно, подобная информация вызвала глубокую досаду у Николая Герасимовича. Но что он мог поделать и что сказать? Практически все время рядом с ним находился покровитель Октябрьского — начальник Главного морского штаба Исаков.

Однако Октябрьский и его Военный совет в лице Ильи Ильича Азарова, Николая Михайловича Кулакова, начальника штаба контр-адмирала Ивана Дмитриевича Елисеева и начальника оперативного отдела штаба ЧФ Оскара Соломоновича Жуковского в ущерб другим задачам организовывали противолодочную оборону, выделяя для этого большие силы и средства, расходуя огромное количество топлива, выматывая моторесурс авиации и кораблей, и создавая тем самым крайне нервозную обстановку в своей операционной зоне. За перерасходованный моторесурс и топливо единственным пострадавшим станет Герой Советского Союза 29-летний командующий ВВС ЧФ генерал-майор авиации Николай

Алексеевич Остряков. Который будет убит выстрелом в спину особистом ЧФ в 1942 году; а во флотской газете сообщат, что он погиб на аэродроме во время вражеского налета.

В первый месяц войны, в соответствии с планами первых операций, Черноморский флот без всякой на то надобности выставил в районе Севастополя, Одессы, Туапсе, Батуми, Новороссийске, у озера Устричное, в Керчи, Керченском проливе, у важнейших портов Кавказского побережья в оборонительных минных заграждениях почти 9000 (!) мин и минных защитников. Мины ставил минный заградитель «Н. Островский», а также эсминцы и крейсеры. С 23 июня по 21 июля 1941 года было выставлено 7300 мин и 1378 минных защитников.

Немыслимая глупость — и это при том, что никакого немецкого флота ни в начале войны, ни позже в Черном море не было… и не предвиделось…

Тогда возникает вопрос: против кого эти минные заграждения?

Ответ напрашивается сам собой: мины угрожали в первую очередь своим силам.




От подрыва на собственных минах погибли эсминцы «Смышленый», «Дзержинский», 2 сторожевых катера, торпедный катер, гидрографическое судно, 3 транспорта, танкер, буксир, 2 сейнера, 2 паровые шхуны и баржа. Помимо этого эсминец «Совершенный» и 2 транспорта получили большие повреждения.

А вот противник в лице единственной подлодки Румынии и нескольких шхун, появлявшихся у крымского побережья с разведывательными целями, не потерял ни одной единицы. Т. к. не проявляли такой беспечности, как главный командир советского флота вице-адмирал Октябрьский, а проводили операции осмотрительно, расчетливо и с умом.

Трагедиями и гибелью своих кораблей и их экипажей воспользовался… Октябрьский и его штаб! В этих заминированных районах в начале войны стало отрабатываться судоходство в условиях военного времени. Для чего было реорганизовано управление гражданским флотом в бассейнах двух морей.

Из-за незнания теории и законов военного и военно-морского искусства и непонимания своего назначения в качестве командующего ЧФ вице-адмирал Ф. С. Октябрьский совершил непростительные просчеты в оценке обстановки, складывающейся в зоне ответственности флота, и неоправданно направлял большие усилия на подготовку отражения высадки морских десантов на Крым и на Кавказ. В связи с этим выделялись большие силы для ведения разведки и несения дозорной службы; в воздухе держалось большое количество авиации, а на море — надводных кораблей и подводных лодок.

Судя по действиям командующего ЧФ, он совершенно не представлял тактики и стратегии германского кригсмарине, вермахта, целей и задач военно-политического руководства Третьего рейха. Зато в угоду органам НКВД и партийному руководству флота слепо вел Черноморский флот к немыслимой катастрофе. Он не сумел разгадать и понять, почему немцы не имели своего флота на Черном море, а планировали взять Крым и военно-морские базы ЧФ с суши…

В течение первого месяца войны только по Констанце были совершены новые удары, к примеру, с воздуха — в количестве 25 налетов с участием 191 самолета. Но нефтепромыслы так и не были уничтожены, а авиаторы понесли неоправданные потери.

За первые три дня войны было совершено 3 налета на Констанцу и 2 на Сулину. А в ночь на 26 июня Констанцу обстрелял отряд кораблей ЧФ. Набег на Констанцу совершил Отряд легких сил под командованием контр-адмирала Т. А. Новикова, в котором участвовали лидеры «Харьков» (командир капитан 3-го ранга П. А. Мельников) и «Москва» (командир капитан 3-го ранга А. Б. Тухов) при поддержке крейсера «Ворошилов» и эсминцев «Смышленый» и «Сообразительный». Командир 3-го дивизиона капитан 2-го ранга М. Ф. Романов держал свой брейд-вымпел на лидере «Харьков». Командир Отряда легких сил контр-адмирал Т. А. Новиков держал свой флаг на крейсере «Ворошилов».

Наспех состряпанным и необдуманным — под руководством начальника оперативного отдела штаба ЧФ капитана 1-го ранга О.С. Жуковского — планом предусматривалось нанести удар по Констанце авиацией, а после, с рассветом, обстрелять порт и железнодорожную станцию артиллерией лидеров. План этот даже не согласовывался с авиационным командованием ЧФ; был лишь отдан приказ. Не согласовывался и с командирами советских подлодок, находящихся у берегов Румынии.

Не был учтен и следующий важный нюанс.

Несравненный перевес в пользу Красной армии!

Невзирая на это, немецкому генерал-фельдмаршалу все-таки удалось достаточно эффективно осуществить свой рейд в глубину юга СССР. Только на территории Молдавии и юге Украины его войска разгромили войска бывшего Одесского особого военного округа и 9-й Особой сверхударной (самой мощной в советских Вооруженных силах) армии, — ставших левым флангом Юго-Западного направления, и захватили в плен 1 млн. 200 тысяч человек (по сведениям британского историка Сэмюэля Митчема; по немецким источникам, см., к примеру, труды историка Эриха Паделя — более 2 млн. 300 тысяч), около 8000 танков, 9300 орудий, по всему периметру советско-румынской границы.

Затем фон Рундштедту удалось окружить и уничтожить 6-ю и 12-ю армии, а также часть сил 18-й армии (20 дивизий). И вновь было взято в плен более 800 000 солдат Красной армии, захвачено 1400 танков и 1800 орудий.

Во второй месяц войны группа армий «Юг», действовавшая при поддержке правого фланга группы армий «Центр» генерал-фельдмаршала Федора фон Бока, окружила главные силы РККА южнее Киева. В плен попало более 1 миллиона солдат, командиров и генералов Красной армии. Вермахт также заполучил почти 1000 танков и 3178 орудий. Напомню читателю, что еще ранее, 23–27 июня 1941 года произошло самое грандиозное танковое сражение в районе Дубно, Луцка и Ровно. Германские войска группы армий «Центр» под командованием того же фон Бока разгромили 4-й мехкорпус, имевший 892 танка, из них половина — новейших Т-34 и КВ; 8-й мехкорпус, имевший 858 танков; 15-й мехкорпус — 733 танка; 22-й — 647 танков. А совместно с группой армий «Юг» фон Рундштедта фон Бок уничтожил в первые недели войны 16 054 танка!

И это была не слабость Красной армии Советского Союза, а слабость морального духа красноармейцев и командиров, не желавших воевать за навязанный режим.

Николай Герасимович, выслушав по телефону вождя, твердо заявил, что опыт OOP, к сожалению, нельзя относить к числу положительных. Это взбесило Сталина, ибо решение о создании OOP было детищем и новшеством в решении Ставки. Вождь бросил трубку. Не знал нарком, что кандидатуру Левченко предложил начальник ГМШ Исаков. Который не жаловал своего шефа и полагал, что за провал, постигший флот в Одессе, Кузнецов будет наказан. Однако этого не произошло, и потому Иван Степанович решил, что случившейся катастрофы не достаточно для того, чтобы снять наркома ВМФ. И, как сказали бы сейчас, он «подставил» своего начальника, выдвинув неподготовленного для такой деятельности вице-адмирала Левченко. Заручившись при этом поддержкой своего давнего протеже, члена Оргбюро и Политбюро ЦК ВКП(б), члена Ставки ВГК, наркома Госконтроля СССР, начальника Главного управления политической пропаганды, армейского комиссара 1-го ранга Льва Захаровича Мехлиса, создавшего в составе Военного совета Южного направления особую группу политработников, в которую входили И. И. Азаров, Н. И. Кулаков, Л. И. Бре
жнев и ряд других известных деятелей ЦК ВКП(б).

Кстати, будущий Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев, хотя и был включен в эту группу, за время работы в должности заместителя начальника политуправления Южного фронта в политическом звании бригадного комиссара, а позже начальника политотдела 18-й десантной армии в звании полковника, не проявил себя как каратель, каковыми по большей части являлись политработники.

Наоборот — и это действительно так! — Леонид Ильич обладал особым даром проникновенного убеждения, был уважаем подчиненными ему офицерами и рядовыми. Ему верили, доверяли; и что немаловажно, ему хватало сил и мужества подавить в себе некоторую слабость характера, могущую проявиться во время боев; проще говоря, он не был трусом. Это подтверждал и подполковник в отставке Штахановский, служивший в 18-й армии под непосредственным руководством Л.И. Брежнева в должности старшего инструктора политотдела. Он не раз позитивно отзывался о нем и в послевоенные годы, и после кончины Леонида Ильича.

В официальной биографии Л. 3. Мехлиса говорится, что уже после Крымфронта он состоял членом военных советов ряда фронтов. Конечно, Лев Захарович появлялся на фронте, а это случалось нередко, но задачи его были совершенно иные, чем те, которые ставились перед членами военных советов. Перед Львом Захаровичем тряслись все без исключения командующие и члены военных советов фронтов и армий! Почему? — Попытаемся приоткрыть завесу. И только один-единственный (!) раз Сталин назначил его представителем

Этот отрывок красноречиво характеризует и работу командования Черноморского флота, и работу Военного штаба ЧФ в 1941–1942 годах. Как говорится, авторские комментарии излишни.

Но подобное головотяпство, бездумная, бессмысленная гибель продолжались и далее. И уже 3 марта 1942 г. Н.Г. Кузнецов направляет Военному совету Черноморского флота новую директиву, которая гласит: «С началом войны на Черном море от плохой организации переходов имеет место гибель большого количества транспортов.

На своих минах погибли: транспорты «Кола», «Десна», «Ленин», «Крым», «В. Чапаев», танкер «Апшерон»; от неизвестных причин: ледокол «Макаров», «Рот-Фронт»; шедшие без охранения: «Большевик», «Каменец-Подольск» при недостаточном охранении (1 СКА).

Указанные события и особенно последняя гибель транспортов «Большевик» и «В. Чапаев» свидетельствуют о том, что Военный совет флота необходимых выводов по организации перевозок не сделал и не обеспечил должного порядка и безопасности на своих коммуникациях при господстве флота на Черном море. Нашими подлодками утоплено транспортов противника столько же} сколько погибло своих на своих же минах.

Обращаю ваше внимание на продолжающуюся плохую организацию защиты своих коммуникаций и приказываю в кратчайший срок навести порядок, обратив внимание на проверку кадров военных лоцманов, обеспечение безопасности перехода транспортов; категорически запрещаю выпускать транспорты без охранения…» и т. д.

22 сентября — высадка десанта у Григорьевки. Большинство десантников погибли.

22 июня — был осуществлен налет люфтваффе на Севастополь.

5 января — неудачная высадка десанта в Евпатории.

30 июня — вице-адмирал Октябрьский вместе с Военным советом, штабом ЧФ, а также членами бюро Севастопольского горкома коммунистической партии бросили на произвол судьбы более чем 120 000 — ный гарнизон в Севастополе, а также гражданское население.

26 июня — был осуществлен неудачный набег кораблей ЧФ на Констанцу.

30 октября 1941 г. — по 1 июля 1942 г. в крепости шли оборонительные бои. Приказ Верховного главнокомандующего ВС СССР И.В. Сталина от 7 ноября: «Севастополь не сдавать ни в коем случае и оборонять его всеми силами!» — не был выполнен командующим ЧФ и Военным советом.

«О, это не все. Видел бы ты мои действительные награды, удивился бы

После смерти Сталина пришел к власти новый правитель, который, чтобы отмыться от участия в массовых казнях советско-большевистских деятелей из троцкистско-ленинской «гвардии», стал обливать грязью свою кровавую колыбель: сталинский режим. Боясь, что их сбросят с привычной жизненной орбиты и отлучат от сытной кремлевской кормушки, многие, подхалимничая, перешли в ряды «сторонников» нового правителя. Тогда состоялось и награждение адмирала Октябрьского орденом Ленина и Золотой Звездой Героя Советского Союза. А спустя семь лет такие же Золотые Звезды украсили «могучие груди» Адмирала флота Советского Союза Ивана Степановича Исакова и «отважного комиссара ВОВ» вице-адмирала Николая Михайловича Кулакова. Тогда же удостоили трех Золотых Звезд Героя Советского Союза Семена Михайловича Буденного: 1 февраля 1958 г., 24 апреля 1963 г., 22 февраля 1968 г.

Волей Сталина и Мехлиса Черноморский флот должен был сыграть важную роль, но не в борьбе с вермахтом, а — совместно с чекистским фронтом, действовавшим в тылу штрафных батальонов фронтов Юго-Западного направления, которое возглавлял Маршал Советского Союза С. М. Буденный, — сыграть свою секретную роль в уничтожении мусульман Кавказа в случае их восстания. Л. 3. Мехлис за время войны будет удостоен четырех орденов Ленина, орденов Суворова и Кутузова 1-й ст. Но это только официальные награды! А за выполнение столь ответственного задания на Южном фронте… Сталиным было установлено негласное правило о награждении людей (независимо от гражданства!) орденами без номера и указа! Такие награды вручались некоторым советским деятелям, а одевали их только в исключительных случаях в определенном узком кругу «избранных». Так вот, Лев Захарович Мехлис был трижды удостоен Золотой Звезды Героя Советского Союза! Свою первую Звезду без номера он получил «за наведение порядка в советских войсках на советско-финляндской войне в 1940-м г.»; вторую Звезду — за организацию сил чекистского фронта на Кавказе и подготовку этого фронта к возможному подавлению восстания мусульман; третью — во время операции «Багратион». По итогам выхода советских войск на государственную границу СССР он был награжден орденом «Победа» № 000. А по итогам окончания войны был удостоен еще одного ордена «Победа»… № 000. О чем, естественно, не могли знать адмиралы Исаков и Октябрьский; ну очень уж любил Сталин подобные «шутки»; ну вот так куражился вождь и над соратниками, и над потомками…

Многие, в том числе и эти сведения, в этой книге я озвучиваю впервые. Пусть для моих читателей останется пока тайной, как, за что и когда, — но я также получал высокие правительственные награды по закрытым спискам, награды, которые НЕЛЬЗЯ носить и которые НЕЛЬЗЯ предъявить…

Если, к примеру, взять войска Маршала Советского Союза Г. К. Жукова и флот под командованием адмирала Ф. С. Октябрьского, то, несомненно, разнарядка по орденам и медалям, а также званиям Героев Советского Союза будет значительно большей там, где руководит войсками Г. К. Жуков. Таким образом, первый заместитель начальника Генштаба Красной армии (позже — начальник Генштаба, единственный из генералов армии, удостоенный ордена «Победа»), генерал армии Алексей Иннокентьевич Антонов, исходя из этих нюансов, предлагал Верховному главнокомандующему, какое количество орденов и медалей, а также геройских званий «спустить» в действующую армию (флот).

После 1942-го намного спокойней стала жизнь и у Льва Захаровича Мехлиса, который, оставаясь на своих постах, станет генерал-лейтенантом, затем генерал-полковником и будет выезжать на фронты в качестве вначале представителя Ставки, затем станет числиться членом Военного совета, а точнее, главным военным следователем и главным военным палачом в действующей армии. Но это уже осуществлялось им без того напряжения, которое Лев Захарович под мощным давлением Сталина ощущал в Крыму и на Кавказе в 1941–1942 годах. А координатор его воли на ЧФ адмирал Иван Степанович Исаков вернулся после госпиталя к своим делам начальника ГМШ, но вскоре его сменит недавний начальник штаба Северного флота вице-адмирал Степан Григорьевич Кучеров (7.03.1943), с которым Н. Г. Кузнецов и завершит боевой путь флота в 1945 году. Командующий же ЧФ вице-адмирал Октябрьский, по предложению Мехлиса, будет освобожден от занимаемой должности в июне 1943 года.

В соответствии с мыслью «тыл — это полпобеды, нет, это чуть больше половины победы/», боевая деятельность всех фронтовых объединений, в том числе и Черноморского флота, зависела от работы тыла фронтов. На ЧФ в начале войны его возглавлял уникальный хозяйственник контр-адмирал Н.Ф. Заяц, а с 1943 года — генерал-лейтенант береговой службы М.Ф. Куманин. В исторической литературе о тех событиях вы ничего не найдете об этих людях. Буквально в первые месяцы после окончания войны на стол начальника Управления особых отделов наркомата обороны легла информация о том, что оба хозяйственника — Заяц и Куманин — виновны в… утрате материальных ценностей, необходимых для боевой деятельности ЧФ. За все, что проср…ли советские полководцы Крымфронта и флотоводцы ЧФ, должны были ответить хозяйственники! Понятно, чем могло закончиться подобное вздорное обвинение, если бы не случайное вмешательство наркома судостроения Носенко. Который лично вместе с Адмиралом флота Советского Союза Николаем Герасимовичем Кузнецовым обратился к Иосифу Виссарионовичу Сталину, доказав абсурдность выдвинутых обвинений.

Подобные сведения переписываются из источника в источник, вбитые в голову нашим отцам и дедам, они навязываются уже нашим современникам — спустя 60 лет после той войны. Для яркости восприятия и осознания запрограммированной лжи, или, как говорит молодежь, «туфты», приведем любопытный, но краткий анализ материалов, к примеру, тех же составителей сборника «Черноморский флот России», гордо отметивших свои звания и регалии: адмирал, контрадмирал, капитаны 1-го ранга, кандидаты военно-морских и исторических наук. «В июле 1942 г. гитлеровцы имели на Черном море вспомогательный крейсер, 4 эсминца, 3 миноносца, 4 сторожевых корабля, 4 канонерские лодки и 7 подводных лодок, 13 тральщиков, 16 торпедных и 30 сторожевых катеров, около 100 самоходных барж и свыше 300 самолетов» (с. 255). Сравните с данными 1944 года, приведенными выше. «Сил» не уменьшилось, хотя доблестные победы на море, как их описывают, предполагают многочисленные потери вражеских сил и средств…
bobr
 

Re: Военные уроки - стратеги и тактики

Сообщение tyta » 31 авг 2011, 13:10

- Фильм у нас получился. Патриотический фильм. Духоподъёмный. Особенно отрадно, что удалось показать его 23 февраля, как праздничный подарок ветеранам и всему народу. О нём идут споры. Я этому очень рад...
Ведущая Марина Королёва вставила словцо:
- Мне страшновато сказать, но всё же скажу. Председатель Совета ветеранов Ленинграда и Ленинградской области Иван Корбутов заявил корреспонденту, что посадить вас за такой фильм на двадцать лет - мало, расстрелять - слишком почётно, а вот повесить, как Власова, - в самый раз. Вам не страшно?
- Нет! Мне ничего не страшно. Мы, энтэвцы, ещё и не такое видали. Я знаю, что Муссолини повесили вниз головой. Это заявление - на совести Корбутова...

http://ru-nazdem.livejournal.com/1121251.html

Интересно откуда у режиссера такой духоподъёмный цынизм?
Аватар пользователя
tyta
Боец ХФ
 
Сообщений: 1744
Зарегистрирован: 19 авг 2010, 15:43

Re: Военные уроки - стратеги и тактики

Сообщение narochniy » 04 сен 2011, 02:06

http://www.youtube.com/watch?v=3Yxe_q7TwAI

Нарочицкая

Фальсификация истории Второй Мировой Войны(1 из 2)

Пресса и СМИ государство в государстве ....
narochniy
 
Сообщений: 207
Зарегистрирован: 01 фев 2011, 17:32

Re: Военные уроки - стратеги и тактики

Сообщение narochniy » 04 сен 2011, 04:12

Доказательства строились на показаниях поляка Адольфа Юшкевича, соратника Рокоссовского в гражданскую. Но Рокоссовский-то хорошо знал, что Юшкевич погиб под Перекопом. Он сказал, что всё подпишет, если Адольфа приведут на очную ставку. Стали искать Юшкевича и обнаружили, что он давно умер

По рассказам жены маршала Казакова[15], Рокоссовский подвергался пыткам. В этих пытках принимал участие начальник Ленинградского УНКВД Заковский. Рокоссовскому выбили несколько передних зубов, сломали три ребра, молотком били по пальцам ног, а в 1939 его выводили во двор тюрьмы на расстрел и давали холостой выстрел. Однако, Рокоссовский не дал ложных показаний ни на себя, ни на других[16].

Приехавшая в госпиталь с концертом Валентина Серова влюбилась в него, но генерал не ответил ей взаимностью.

22 октября в письме в ЦК ПОРП, подписанном Н. С. Хрущёвым, советская сторона выразила согласие с таким решением[28]. Рокоссовский уехал в СССР и больше не приезжал, а всё своё имущество в Польше раздал обслуживавшим его людям[

Поистине новаторским решением была также артиллерийская контрподготовка, проведённая за 10-20 минут до начала немецкой артиллерийской подготовки.

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0% ... 0%B8%D1%87

- Попробую отдохнуть немного, - сказал извиняющимся тоном адъютанту.

Но спать не хотелось. В памяти всплыло происходившее в Ставке, вспомнились колючие, недружелюбные слова Молотова

: - Забыл, с кем разговариваешь?



: - Ни в коем случае не делай ложных признаний. Не оговаривай ни себя, ни других. Коль умереть придется, так с чистой совестью.

Как и Рокоссовский, Балдынов все выдержал. Теперь он где-то на фронте, командует гвардейской дивизией.

...Полет продолжается. Самолет идет вдоль железной дороги. Гонит от себя Рокоссовский кошмары пережитого.

Открылась дверь кабины пилотов.


Жуков не поверил.

- Быть не может!

- Точно!

- Сомневаюсь.

- Не сомневайтесь, Георгий Константинович. Вашу задачу выполнили, Сухиничи наши.

- Так не бывает, - стоял на своем Жуков.

- Бывает. Я говорю из Сухиничей.

Потом, правда, немцы опомнились и стали обстреливать Сухиничи постоянно, по нескольку раз в день. Здесь, в Сухиничах, его тяжело ранило. Снаряд разорвался рядом с домом, где находился штаб. У всех ни царапины, а Рокоссовского осколок ударил по позвоночнику, прошел между ребрами, пробил легкое. После сложной операции в армейском госпитале командарма отправили самолетом в Москву. В армию вернулся только в конце мая 1942 года.
narochniy
 
Сообщений: 207
Зарегистрирован: 01 фев 2011, 17:32

Re: Военные уроки - стратеги и тактики

Сообщение narochniy » 04 сен 2011, 04:33

Это делается по просьбе Жукова и Хрущева.

Хозяин торжества взял его за руку, отвел в сторону и тихо сказал: "Да, мы вас крепко обидели, товарищ Рокоссовский... Бывает... Ну что ж, извините..."

А второй раз - на даче, в Крыму, в разгар застолья

: - Иной раз больно смотреть вам в глаза. Вы ведь безвинно отсидели несколько лет...

Сталин встал из-за стола, сошел с террасы в сад, наломал великолепный букет пунцовых роз и протянул его Рокоссовскому. От шипов руки его были в царапинах, из этих царапин сочились капельки крови. Сталин стал вытирать кровь носовым платком, но она проступила через тонкий батист. Он отшвырнул платок и вернулся к столу.

А Рокоссовский в смущении долго стоял с огромным букетом, не зная, куда его деть.

http://pda.sb.by/post/36661/
narochniy
 
Сообщений: 207
Зарегистрирован: 01 фев 2011, 17:32

Re: Военные уроки - стратеги и тактики

Сообщение tyta » 30 сен 2011, 00:31

«Мою маму убили бандеровцы»


При обсуждении темы ОУН–УПА нередко в современной Украине можно услышать тезис о необходимости примирения противоборствующих сторон. Но пойдут ли на примирение непосредственные очевидцы и участники тех трагических событий?

«МЫ, трое маленьких детей, остались без родителей на руках у бабушки, – пишет нам из Николаева Валентина Владимировна Иванова. – Нашу маму выманили из дома бандеровцы якобы для того, чтобы показать дорогу в ночном лесу. Больше мы ее не видели. От рук этих нелюдей погиб и наш отец. Я, шестилетняя девочка, плакала днями и ночами. Ходила по лесу, искала и звала маму. Но эти звери ее не вернули. Оставшись сиротой, воспитывалась в детдоме. Спасибо советской власти и коммунистам, что они не оставили нас на произвол судьбы, дали образование, жилье, профессию. Сейчас мне 74 года. На руках у меня есть документы, которые подтверждают гибель моих родителей от рук бандеровцев. Очень хотела бы, чтобы ваша газета их опубликовала».

Мы выполняем просьбу читательницы. Первый документ – справка из сельского совета Томашгорода Ровенской области подтверждает, что «действительно по рассказам старожилов нашего села Табаковский Владимир Александрович и Табаковская Марфа Марковна погибли от зверских пыток украинских националистов в 40¬е годы. Справка выдана дочери вышеуказанных родителей Ивановой Валентине Владимировне». Второй документ предоставлен Высоко польским районным государственным архивом (Херсонская область): «В Высокопольском районном архиве в документах Архангельского детского дома есть запись, подтверждающая, что Табаковская Валентина Владимировна была переведена из Приображенского детского дома в Архангельский детский дом и воспитывалась с 10.10.1951 г. по 28.08.1953 г. Родители Табаковской Валентины Владимировны погибли от рук националистов в 1948 году». К сожалению, Валентина Владимировна не написала, кем работали ее родители. Возможно, учителями, врачами. Именно против этих людей, ехавших восстанавливать Западную Украину после освобождения, украинские националисты развернули беспощадный террор.

Согласно подготовленной СБУ уже в независимой Украине справке, с 1944 по 1953 годы в областях Западной Украины участниками ОУН–УПА совершено «террористических актов – 4907; диверсионных – 195; нападений и разоружений групп общественного порядка – 457; нападений и поджогов колхозов, совхозов и МТС – 325; нападений на сельсоветы и клубы – 320; вооруженных ограблений – 359; прочих проявлений – 1126. В результате этих проявлений было убито или уведено в лес боевиками ОУН–УПА 2662 работника советско¬партийного актива, 582 председателя сельских советов, 262 председателя колхоза, 446 колхозников, 839 сотрудников госбезопасности, 473 работника милиции, 1525 бойцов групп охраны общественного порядка, 187 военнослужащих, 933 служащих, 12839 прочих граждан. При этом следует учитывать, что в 1944–1945 гг. не все террористические и другие проявления, а также количество жертв фиксировались органами НКВД – НКГБ в связи с контролем ОУН–УПА значительных территорий в западном регионе УССР». Следует также отметить, что в справке приведены данные лишь центральных и областных архивов СБУ без учета материалов, хранящихся в других архивах Украины. Неудивительно, что данные, содержащиеся в справке, подготовленной в 1993 году по заказу тогдашних властей для планировавшейся государственной реабилитации украинских националистов, не удовлетворили президента Кравчука. Реабилитацию ОУН–УПА отложили до более подходящих времен.

Автор: Владимир БОГУН
Аватар пользователя
tyta
Боец ХФ
 
Сообщений: 1744
Зарегистрирован: 19 авг 2010, 15:43

Ленинград

Сообщение tyta » 15 окт 2011, 03:03

Выводы я сделал сам, о том, что Ленинград-это самый большой концлагерь второй мировой,где было уничтожено 1,5 млн не врагов, а наших соотечиствеников.И это не может быть оправдано ни какой стратегической рациональностью.

http://ord-ua.com/2011/09/25/aleksandr- ... ol/?page=2

- Геббельсу приписывают фразу, что украинские повстанцы представляли собою силу «способную парализовать тыл одного-двух русских фронтов». Насколько серьезной проблемой были украинские повстанцы для советских войск в годы войны?



- Хоть я и издал сборник о нацистской пропаганде, но такое высказывание единственного интеллигентного человека в гитлеровской верхушке мне не известно.

Как таковой военной силы насчитывавшая 25 тысяч человек УПА, в сравнении с Красной армией, не представляла. А вот мелкими диверсиями и особенно шпионажем в пользу Вермахта в 1944 году Повстанческая армия сильно досаждала фронтовому командованию. Мой учитель Анатолий Кентий сообщал, что, описывая действия «УПА-Запад», немецкая разведка отмечала: эта группа взяла под контроль перевалы в западных Карпатах и восточных Бескидах и «внесла большой вклад в то, чтобы предотвратить прорыв Советов через Карпаты на этом участке. УПА даже оказала помощь некоторым отступавшим немецким частям». В том числе поэтому Вермахт и венгерские гонведы удерживали Карпаты так долго – около полугода, да и отошли только под давлением Красной армии на других участках – из-за боязни окружения.

Например, убийство повстанцами Николая Ватутина было чистой случайностью, хотя кого-то и ошарашило в советском руководстве (Откуда ему извстно?)
Аватар пользователя
tyta
Боец ХФ
 
Сообщений: 1744
Зарегистрирован: 19 авг 2010, 15:43

6 армія

Сообщение stalin » 23 окт 2011, 03:27

У генерала кавалерії Бобіна поранено сина. Він звелів його покласти в танк. В машину влучає снаряд, вона горить. Генерал, будучи сам поранений, бачить, що бійці йдуть здаватися у полон. Звелів їх покликати. Підбігли до нього воїни, і сказав їм Бобін пробиватися до своїх, говорячи, що не просить він рятувати свого сина, а вимагає рятувати себе і Батьківщину.
Генерал вирвався з оточення з п'ятьма тисячами солдатів. «Це була трагедія Шостої армії, що її уготували наші дурноголові генерали, що були колись унтерами і ними залишилися. Подумати тільки, скільки людей загинуло і ще загине через дурнів, яким доручено історією кидати людей до бою. Подумати тільки — жодної пристойної операції за рік війни. Все тримається на величезній сумі маленьких блискучих епізодів, учинених сержантами, лейтенантами, бійцями».
Аватар пользователя
stalin
 
Сообщений: 26
Зарегистрирован: 25 янв 2011, 10:50

Re: Военные уроки - стратеги и тактики

Сообщение stalin » 23 окт 2011, 04:45

В Ставку Тюленев доносил о радиограмме Понеделина «панического содержания», о его медлительности и растерянности, топтании на месте. Между тем, войска 6 и 12 армий дрались в окружении мужественно, яростно. Потери противника в сражении под Уманью превысили 4 тысячи человек.

Исключительно сложной складывалась обстановка и на Украине. Но командующий Юго-Западным направлением С.М. Буденный и Н.С. Хрущев своими постоянными докладами о растущем сопротивлении советских войск старались всячески успокоить вождя. В то же время и они постоянно требовали резервов.


Во время очередного доклада Сталину оперативной обстановки Г.К. Жуков посетовал на то, что штаб Юго-Западного фронта часто передает в Москву уже устаревшую информацию. С целью повышения оперативности управления войсками южного крыла советско-германского фронта было решено создать Главное командование всего Юго-Западного направления, поручив его Маршалу Советского Союза С.М. Буденному. Членом Военного совета стал Н.С. Хрущев, начальником штаба генерал-майор А.П. Покровский. Командный пункт Юго-Западного стратегического направления расположился в Полтаве. В его лице возникло еще одно передающее звено в цепи штаб Юго-Западного фронта – Генеральный штаб РККА. В последующем штаб главкома постоянно требовал донесений от штаба фронта, в несколько раз увеличив и без того огромный ворох отчетной документации, отрывая силы и средства для ее составления. В то же время главнокомандующий и штаб Юго-Западного стратегического направления не были подготовлены для того, чтобы самостоятельно принимать решения оперативного характера.

Буденній против Гальдера.

Так в условиях острого дефицита времени в структуре системы управления советскими войсками возник дополнительный орган, обладающий большими правами, но не несущий конкретных обязанностей.

Главком Маршал Советского Союза С.М. Буденный как легендарный командующий 1-й Конной армией времен Гражданской войны пользовался большой популярностью и любовью советского народа. Однако в последующие годы он занимался сравнительно узким кругом вопросов кавалерии и коневодства и, в основном, выполнял представительские функции в различных общественных организациях. Поэтому военачальником стратегического уровня руководства войсками его едва ли можно было считать. Последующие события в полной мере подтвердили это.

Член военного совета Юго-Западного стратегического направления Н.С. Хрущев был политиком и хозяйственником, получившим эту должность в связи с тем, что до войны занимал пост первого секретаря Коммунистической партии Украины. Никакого военного образования он не имел и в оперативные вопросы никогда не вникал.

Южный фронт к тому времени также никак не мог повлиять на судьбу войск группы Понеделина ввиду отсутствия связи с ними. В оперативной сводке за 26 июля записано: «Положение уточняется». В оперативной сводке за 27 июня было сказано: «Установить точное положение частей 5-й и 12-й армий невозможно за отсутствием связи и незнанием обстановки штабами 6-й и 12-й армий. Посланные на самолете делегаты связи не вернулись».

О незнании какой обстановки в условиях полного отсутствия связи могла вестись речь, предположить трудно. Вероятнее всего это была очередная отписка штаба Южного фронта с целью снятия с себя вины за судьбу войск группы генерала П.Г. Понеделина.

Не выдержал Мехлис:

– Откуда вам известно, как будут действовать немецкие войска? – поинтересовался он.

– Мне известны планы противника, исходя из анализа обстановки, – ответил Жуков. – Мы отслеживаем, прежде всего, перемещения соединений танковых войск противника, которые используются на острие его главных ударов. Исходя из этого, можно с уверенностью сказать, что на московском и ленинградском направлениях, ввиду понесенных больших потерь, без ввода в сражение свежих резервов немцы наступать не будут. Для создания этих резервов потребуется некоторое время.

На Украине главные сражения могут разыграться где-то в районе Днепропетровска и Кременчуга, куда рвется главная группировка танковых войск группы армий «Юг».

Наиболее слабым местом нашей обороны является Центральный фронт. Армии, прикрывающие направление на Унечу и Гомель, очень ослаблены. Немцы могут воспользоваться этим слабым местом, чтобы затем ударить во фланг и тыл войскам Юго-Западного фронта.

– Что вы предлагаете? – поинтересовался Сталин.

– Укрепить Центральный фронт, передав ему не менее трех армий, усиленных артиллерией. Одну армию взять с западного направления, вторую – из состава Юго-Западного фронта, третью – из резерва Ставки. Во главе фронта предлагаю поставить Н.Ф. Ватутина. При этом предлагаю войска Юго-Западного фронта на всех направлениях отвести за Днепр.

– А как же Киев? – спросил Сталин.

– Киев придется оставить, – ответил Жуков. – На западном направлении нужно немедленно сосредоточить дополнительные силы для нанесения мощного контрудара…

– Какой еще там контрудар, что за чепуха? – вспылил Сталин. – Как вы смогли додуматься сдать врагу Киев?

– Если вы считаете, что начальник Генерального штаба способен только чепуху молоть, тогда ему здесь делать нечего, – обиделся Жуков. – Я прошу освободить меня от обязанностей начальника Генерального штаба и послать на фронт…

– Вы не горячитесь, – посоветовал Сталин. – А впрочем, если так ставите вопрос, мы без вас можем обойтись…

Вечером того дня Ф. Гальдер констатирует: «Очень успешный прорыв 1-й танковой группы на юг в направлении Первомайска. Наконец-то!»

В ночь на 30 июля вместо Г.К. Жукова начальником Генерального штаба РККА назначается Б.М. Шапошников. Со следующего дня начальником Оперативного управления Генерального штаба вместо Н.Ф. Ватутина был назначен А.М. Василевский. Для прикрытия Москвы развертывается новый Резервный фронт, командующим которого назначается Г.К. Жуков. Генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин направляется начальником штаба Северо-Западного фронта.

Это была очень серьезная перестановка кадров в высшем органе управления РККА. Менее чем за полтора месяца войны И.В. Сталин убедился, что Н.Ф. Ватутин и, особенно, Г.К. Жуков не теоретики, а практики, способные жестко управлять войсками. Как раз такие люди нужны были на фронте. Для планирования крупных стратегических операций нужны были другие люди, вдумчивые, осторожные, о которых говорят: «Семь раз отмерят прежде, чем один раз отрежут». А главное, нужны были люди, не перечащие вождю, способные улавливать и развивать его мысли на лету. Такими людьми были Б.М. Шапошников и А.М. Василевский.

Открываем книгу Ганса Штееца «Горные егеря под Уманью». Он пишет: «Огромное напряжение и исключительная нагрузка вынудили командование раздвоить части корпуса. Наступление, предпринятое 31 июля, и дальнейшее течение событий сняли то кошмарное давление на сознание.

Русское командование создало опасное положение на южном крыле горнострелкового корпуса. Но создавшееся положение русским командованием не было обнаружено и разумно использовано. Как выяснилось впоследствии, в ночь на 30 и до 31 июля около 50 тысяч русских находилось менее чем в километре севернее в тылу 1-й горнострелковой дивизии. Только отдельные слабые опорные пункты отделяли нас от противника. Военное счастье было благосклонно – противник в это время ничего серьезного не предпринимал.Разведка.

Как видно из этих задач, штабу Южного фронта все еще не было известно истинное положение дел под Уманью.

Но в штабе Южного фронта слишком много своих забот. Судьба группы Понеделина генерала И.В. Тюленева уже интересует очень мало, и то только в плане уменьшения нажима на другие советские войска, расположенные южнее. Поэтому в ответ на крик отчаяния, поступивший из штаба уманской группировки, командующий Южным фронтом радирует: «Прочно удерживать занимаемые рубежи…»

Данное решение основывается на том, что штаб Южного фронта на то время не располагал достоверными сведениями в отношении положения в районе Умани. Некоторые донесения даже вселяли некоторую надежду в надежном исходе происходящего. В частности, в одной из сводок, поступивших в штаб Южного фронта в этот день, было сказано, что в 13 часов пограничники и войска 10-го укрепленного района овладели Нерубайкой и продолжают наступление на Торговицу. Но уже в 15 часов 45 минут самолетом из группы Понеделина было доставлено совершенно другое донесение. Оно гласило: «Сопротивление войск армии падает. Для принятия эффективных мер и выбора направления выхода из окружения прошу срочно (лучше самолетом, чем по радио) сообщить, где находятся ваши силы, направление действий противника и ваши планы на ближайшие дни».

Но проходит еще несколько часов, и в штаб Южного фронта поступает новое сообщение о том, что 44-я горнострелковая дивизия, начавшая наступление с целью разрыва кольца окружения противника, овладела Новоархангельском. Появляется надежда, но еще через час становится известно, что, к сожалению, закрепиться в этом городе советским войскам не удалось. И снова слабая искра надежды начинает гаснуть.

И.А. Хизенко в книге «Ожившие страницы» пишет:

«Ночью продолжали отходить на юг. Привал в Оксанино. Ужасный дождь, будто весь мир слезами обрушился на нашу землю, на каждого из нас. КП дивизии – в лесу, что северо-восточнее села Подвысокое. Части стоят плотно: мы держим круговую оборону. Днем укрываемся в лесу, ведем наблюдение за движением на дорогах. По ним часто пробегают немецкие мотоциклисты…

Пленные (немцы. – В.Р.) заявляют: «Из этих мест вам не выйти. Наше командование приняло все меры для полного уничтожения окруженных советских войск…»

Во время боя в Ивангороде к нам явились писатели Иван Ле, Леонид Первомайский и Виктор Кондратенко. Они прямо из Киева. Привезли, оказывается, поздравление маршала Буденного с орденом Красного Знамени и песню дивизии, сочиненную Александром Твардовским…»Но окруженным под Уманью войскам нужны были не писатели, ордена и песни, а людские пополнения, боеприпасы, продовольствие, горючее…

«2 августа дождь лил сплошными потоками. С трудом выполнялись приказы о продвижении, но, несмотря на это, кольцо вокруг противника все-таки было замкнуто.

Всего против войск группы П.Г. Понеделина в районе Первомайск, Умань, Кировоград действовали 22 дивизии противника.

М.П. Кирпонос, как видно, ждал совсем другого разговора и очень боялся его. Он думал, что главным вопросом будет судьба окруженной под Уманью группировки, но вождь уже, как видно, не очень интересовался ее судьбой. И командующий Юго-Западным фронтом сразу же ухватился за новую тему.
Аватар пользователя
stalin
 
Сообщений: 26
Зарегистрирован: 25 янв 2011, 10:50

Re: Военные уроки - стратеги и тактики

Сообщение stalin » 23 окт 2011, 05:02

Не нужно спешить, – посоветовал генералу И.В. Сталин. – Обстоятельно продумайте все вопросы, посоветуйтесь с заместителями. Свое окончательное мнение по этому вопросу доложите мне завтра в 12 часов.

В завершение разговора М.П. Кирпонос все же решил перестраховаться:

– Но как быть, товарищ Сталин? Главнокомандующий юго-западным направлением приказал фронту с утра 6 августа с района Корсунь нанести контрудар в направлении Звенигородки и Умани с целью оказания помощи находящимся там войскам группы Понеделина. Этот контрудар потребует большого расхода сил и средств…

– Это частная оперативная задача, – ответил Сталин. – Ставка не возражает против выполнения частных наступательных задач, особенно если в результате их выполнения вам удастся восстановить связи с Южным фронтом и оказать помощь войскам группы Понеделина. Считаю директиву Буденного своевременной и полезной для общего дела. Однако главное – выработка предложений по новой линии обороны, ибо на войне надо рассчитывать не только на хорошее, но и на плохое и даже на худшее. Это единственное средство не попасть впросак. Мы примем все средства, чтобы помочь вашему фронту, но рекомендую больше рассчитывать на собственные силы.

Свидетель этого разговора генерал А.М. Василевский в своей книге «Дело всей жизни» пишет, что в тот день И.В. Сталина больше всего интересовала новая днепровская линия обороны и создание систем для запуска реактивных снарядов.

– К сожалению, мы не знакомы с устройством реактивных снарядов, – оправдывался Кирпонос.

– В том виновата ваша невнимательность к этому серьезному делу, – заметил Сталин. – Чертежи есть у ваших людей, и образцы имеются давно. Но если вы их не видели – я вышлю вам чертежи, инструкторов по производству и батарею для запуска реактивных нарядов. Постарайтесь побыстрее на месте организовать производство.

«Группа Понеделина продолжает оставаться в прежнем положении, причем совершенно непонятна медлительность в выполнении неоднократного приказа о выводе его частей на реку Синюха… От Понеделина получена радиограмма панического содержания, что организованный выход из боя без уничтожения своей материальной части или без немедленной помощи извне якобы невозможен. Эта оценка положения Понеделиным неверна, и сплошного фронта (окружения. – В.Р.) нет. Имеются промежутки до 10 и более километров. Топтание на месте Понеделина другим иначе объяснено быть не может, как только растерянностью, нераспорядительностью, неэнергичностью.

Обстановка в районе Ново-Миргород, Ново-Украинка не дает возможности помощи Понеделину войсками, кроме авиации, которая все время на него работает. Понеделину вновь подтверждаем приказ ночными атаками пробить себе путь».

Таким образом, командующий Южным фронтом генерал И.В. Тюленев в очередной раз стремился снять с себя ответственность за судьбу группы генерала П.Г. Понеделина, окруженной под Уманью. При этом он не стеснялся в обвинениях самого командарма в грехах, недопустимых для любого военачальника, и этим оправдывал свое нежелание помочь окруженным. Это был стиль многих советских военачальников периода начала Великой Отечественной войны, который противник в полной мере использовал в своих интересах.

Фашисты через усилители предлагают сдаваться в плен. Дают время для размышления. Странно, откуда им известны фамилии командиров и даже имена их детей? Вот они называют фамилию штабного командира, имена его детей. Обсуждаем, высказываем разные предположения. Вспомнили. Ходила минувшей зимой по нашим квартирам в Проскурове какая-то девица с повязкой Красного Креста на рукаве. Предлагала детские аптечки, записывала, кому и сколько надо…»

И вдруг – Т-34 с десантом на броне устремляется на Копеньковатое и врывается в это село. Поначалу даже трудно понять, что это танк: броня, башня – все облеплено бойцами в нижнем белье. Раненые – все до одного, видимо, покинувшие лазарет, чтобы сражаться…

Только что горные егеря… заняли Копеньковатое. Но беспечность будет стоить им дорого.

Форсируя ход, мчится, как гигантский белый клубок, «тридцатьчетверка». Пушка молчит – снаряды израсходованы. Зато раненые ведут огонь из немецких автоматов, подобранных тут же, швыряют лимонки, кричат – не разберешь что: проклятия, ругательства, ура, за Родину, за Сталина! Половина Копеньковатого отбита этим трагическим десантом».

В этот день в штабе группы армий «Юг» состоялось совещание, на котором присутствовал А. Гитлер, а от генерального штаба сухопутных войск – начальник оперативного отдела генерал Паулюс. Фюрер одобрил доклад о действиях германских войск по разгрому уманской группировки. В то же время он с большим интересом отнесся к сообщению о наступлении германских войск в направлении Кривого Рога, где он надеялся получить доступ к богатым залежам железной руды.

После разгрома войск группы Понеделина разрыв между Юго-Западным и Южным фронтами еще более увеличился, создалась реальная угроза форсирования врагом Днепра южнее Киева. В это время другая мощная танковая группировка противника уже прорвалась на восток севернее Киева. Действиями этих двух группировок создавалась угроза окружения всей киевской группировки советских войск.

Обеспокоенный этим главком юго-западного направления Маршал Советского Союза С.М. Буденный направил Б.М. Шапошникову телеграмму с просьбой разрешить отвести войска Южного фронта за реку Ингул. Тот доложил эту просьбу верховному.

И.В. Сталин не спешил с ответом. Он вызвал в Кремль Б.М. Шапошникова и А.М. Василевского.

– Что ответим на просьбу Буденного? – спросил Иосиф Виссарионович. – С одной стороны – угроза для Южного фронта очевидная. С другой – поспешный отход за Ингул позволит противнику захватить Одессу и Николаев.

– Я думаю, что Семен Михайлович несколько поддался паническим настроениям Тюленева, – уклончиво ответил Шапошников.

– А вы что думаете? – Сталин в упор посмотрел на Василевского.

Александр Михайлович к тому времени уже хорошо понял, что главное – уметь угадывать мысли Сталина. К тому же Шапошников также не выражал категорично другого мнения.

– Я считаю, товарищ Сталин, Одессу и Николаев мы должны сохранить за собой до последней возможности, – сказал Василевский. – Нужно определить Южному фронту промежуточный рубеж отхода.

В тот же день в штаб Южного фронта за подписью И.В. Сталина и Б.М. Шапошникова была направлена телеграмма следующего содержания: «С предложением Маршала Буденного о рубеже отвода войск Южного фронта на линию реки Ингул Ставка никак не может согласиться. Ставка приказывает:

1. При отводе войск Южного фронта занять линию по восточному берегу Днестровского лимана до Беляевка, от Беляевка на Ротмистровка, Березовка, Вознесенск и далее на Кировоград и Чигирин.

2. Отвод производить в ночное время, этапами, прикрываясь сильными арьергардными боями, и закончить не позднее 10 августа.

3. Одессу не сдавать и оборонять до последней возможности, привлекая к делу Черноморский флот».
Аватар пользователя
stalin
 
Сообщений: 26
Зарегистрирован: 25 янв 2011, 10:50

Пред.След.

Вернуться в Военный

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron